mouse

Советы от Марселя Вандерса: про новогоднее застолье

1. Атмосфера за столом во многом зависит от цветовой палитры интерьера. Краски должны быть теплыми и мягкими. Лучше обойтись без монохрома — однотонные интерьеры выглядят слишком стерильно и формально, не позволяя гостям расслабиться.

2. Обязательно надо учесть размер и форму комнаты, особенно если планируется долгий ужин с многочисленными переменами блюд. У гостей должна быть возможность в любой момент встать и выйти из-за стола. Если предполагается произносить тосты, то говорящему нужно обеспечить простор, чтобы можно было свободно жестикулировать, а при необходимости — сделать несколько шагов. Да и продолжение ужина будет куда более приятным, если ваши гости не прикованы к своему месту, а имеют возможность вытянуть ноги или переместиться на другой конец стола.

Бокалы из коллекции Château Baccarat, Baccarat.

Бокалы из коллекции Château Baccarat, Baccarat.

3. Стулья вокруг обеденного стола должны быть с подлокотниками. Помимо того, что это просто удобно, человек в таком кресле чувствует себя так, словно сидит во главе стола. Подлокотники придают каждому участнику застолья ощущение значимости.

4. Правильное застолье не обходится без цветов — они разбивают монотонность сервировки и привлекают людей. В качестве сюрприза можно организовать сольное выступление оперного исполнителя или пригласить скрипача, чья игра будет аккомпанировать застолью.

5. Мне кажется, всегда неплохо иметь в столовой зеркала, зрительно расширяющие комнату, чтобы люди не чувствовали себя в замкнутом пространстве. Если найти для них правильное место, они будут усиливать освещение и растворять границы комнаты.

6. Свет — одна из ключевых составляющих хорошего застолья. Люстра Le Roi Soleil, которую мы сделали для Baccarat, — это знаковая, вневременная и экстравагантная деталь интерьера. Она поможет создать неожиданную и запоминающуюся атмосферу.

Люстра Le Roi Soleil по дизайну Вандерса для Baccarat.

Люстра Le Roi Soleil по дизайну Вандерса для Baccarat.

7. И не забудьте про свечи! Маленькие свечи можно разместить прямо на столе, те, что побольше, — расставить по комнате в канделябрах. Мерцающее живое пламя создает в комнате особую атмосферу, придавая вечеринке романтический флер.

8. Порой самые изысканные блюда готовятся из очень простых ингредиентов. Я, например, сейчас нахожусь в Милане и пытаюсь овладеть секретом приготовления пенне арабьята. Хороший ужин предполагает несколько перемен блюд — это создает интригу и дает дополнительную тему для разговоров.

9. Идеальное число участников застолья — восемь. Если людей меньше, у вас быстро иссякнут веселые истории. А когда больше, за столом начинается слишком много параллельных разговоров, ужин теряет свою камерность и элегантность. К тому же восемь — четное число, это снижает риск, что кто-то останется без собеседника.

Вазы из коллекции United Crystal, Baccarat.

Вазы из коллекции United Crystal, Baccarat.

10. Место, где мы едим, и еда на столе не так важны, как люди, с которыми мы делим наш ужин. Главное — это компания и чувство общности, а дизайн, даже самый продуманный, служит всего лишь дополнением. Я склонен думать, что лучший ужин ждет меня в загробной жизни. Тогда и только тогда я приглашу к столу семь женщин, которые меня вдохновляют, и наша трапеза будет длиться вечно.

Люстра Марселя Вандерса для Baccarat

Марсель Вандерс создал для Baccarat лампу «Король-Солнце» Le Roi Soleil, разработанную по мотивам самой известной у марки модели дворцового парадного светильника Zénith.

Светильник очень близко повторяет классическую модель, все узнаваемо и на месте: хрустальные плафоны, восьмигранные кристаллы, подвески, но все загнулось в модернистский лаконичный шар, словно традиционную хрустальную люстру сильно нагрели и отформовали заново. Получилось современно и иронично, абсолютно в духе Вандерса.

Le Roi Soleil был впервые показан в рамках Миланского салона, но не на основной экспозиции, а весьма эффектно, во дворе знаменитой пинакотеки Брера, в отдельном боксе, стилизованном под только что прибывший музейный ящик с новым ценным произведением искусства.

Светильник выставлялся не один, а в компании с созданным к нему в пандан маленьким круглым столиком New Antique, с подсвеченной хрустальной ножкой и столешницей из мрамора. Это тоже «пересказ», но на сей раз произведения самого Вандерса. По сути это подросшая, перевернутая и накрытая столешницей ваза New Antique, которую он сам же создал для Baccarat в 2014-м. «Употреблять» светильник и столик рекомендуется на пару.

Вилла на Майорке: проект Марселя Вандерса

Местные жители прозвали этот дом «маяком» — за гигантские граффити, покрывающие крышу гаража. Они видны даже из космоса. (Хотите проверить — посмотрите на карте Google Earth!)

Хозяева уже привыкли к повышенному вниманию прохожих и даже разрешают самым любопытным зайти и осмотреть «достопримечательность». Но так было не всегда. Когда пару лет назад глава инвестиционной группы Cosmopolitan Estates Майкл Римбек купил этот кусок земли, он нашел здесь только поросший сорняками сад да безликую «коробку» 1960-х годов, каких на Майорке миллион.

Гостиная. На переднем плане — увеличенная копия одной из коллекционных игрушек хозяина. Диван и≈кресла из коллекции Boutique обиты тканью Silver, Moooi. Полукруг-лый диван, Poliform. Столик Family, коллекция New Antiques, Moooi. Торшер Bob, Moooi.

Гостиная. На переднем плане — увеличенная копия одной из коллекционных игрушек хозяина. Диван и≈кресла из коллекции Boutique обиты тканью Silver, Moooi. Полукруг-лый диван, Poliform. Столик Family, коллекция New Antiques, Moooi. Торшер Bob, Moooi.

Перестраивать дом пригласили швейцарского архитектора Себастьяна Кнорра. Проекты его бюро tecArchitecture на слуху: самый нашумевший — Eco City в Гамбурге. Это «город в городе», 10% энергии для него генерируют ветряные турбины. Кнорр как всегда действовал очень корректно и в итоге изменил виллу до неузнаваемости, не разрушив ни одной стены.

Этот проект захватил меня с самого начала, потому что Он был задуман как протест против скучной архитектуры 60-х годов. А конфликт — это всегда интересно!

«Проект захватил меня с самого начала, потому что он был задуман как протест, — комментирует архитектор. — А конфликт — это всегда интересно! Против чего мы протестовали? Против скучных построек 60-х, не имеющих собственного лица.

В центре прихожей — инсталляция Марселя Вандерса «Дерево Жизни». На полу — черный сланец.

В центре прихожей — инсталляция Марселя Вандерса «Дерево Жизни». На полу — черный сланец.

Вообще, проблема обезличивания архитектуры стоит необычайно остро во многих странах, но здесь, на сказочных берегах Майорки, это выглядит особенно кощунственно. Однако я не был агрессивен: не сносил здание, не засыпал бассейн, не выкорчевывал сад.

Кухня-столовая. Стулья Carved Chairs, Moooi. Люстра Zenit, дизайн Филиппа Старка для Baccarat.

Просто немного здесь прибрался и «скроил» для дома «маскарадный костюм». Костюм — это не что иное, как белоснежный криволинейный «кокон» из стекла и бетона, призванный полностью скрыть непритязательный фасад. Так возник абсолютно новый образ виллы, доработать который было поручено граффитисту Леону Куллинейну.

Объекты Марселя Вандерса ко дню его рождения

На визитке Марселя Вандерса скромно написано: «Дизайнер новой эры». Эксцентричный голландец — основатель собственной студии Marcel Wanders Studio в Амстердаме, арт-директор и создатель компании Moooi и множества бестселлеров для знаменитых брендов, таких как Alessi, Flos, Bisazza, Poliform, Louis Vuitton, B&B Italia, Christofle и других.

Марсель Вандерс родился в 2 июля 1963 года городе Бокстел, недалеко от Амстердама. Будущая звезда индустриального дизайна получил разностороннее художественное образование в лучших дизайн-школах и университетах Европы.

1 КРЕСЛО KNOTTED CHAIR ДЛЯ CAPPELLINI

Кресло Knotted Chair создано Вандерсом для фабрики Cappellini в 1996 году, легкая конструкция сделана из инновационного материала на основе карбона, www.cappellini.com

Кресло Knotted Chair создано Вандерсом для фабрики Cappellini в 1996 году, легкая конструкция сделана из инновационного материала на основе карбона, www.cappellini.com

Вандерс обладатель дипломов таких престижных учебных заведений как Академия дизайна в Эйндховене, факультета искусств университета в Маастрихте и еще двух высших учебных заведений Бельгии. По окончании школы искусств начинающий дизайнер работал в студии Landmark Design & Consults, а также в составе бюро Droog Design.

2 СЕРЕБРЯННАЯ ПОСУДА JARDIN D’EDEN ДЛЯ CHRISTOFLE

Столовые приборы и посуда с узорной гравировкой из коллекции Jardin d'Eden, Christofle, www.christofle.com

Столовые приборы и посуда с узорной гравировкой из коллекции Jardin d’Eden, Christofle, www.christofle.com

Первый громкий успех Марселю Вандерсу принес проект «веревочного кресла» для итальянской компании Cappellini в 1996 году. Эта работа стала отправной точкой его блестящей карьеры. Мебель, посуда, светильники, предметы интерьера и декора, разработанные Вандерсом выглядят как арт-объекты, многие из них украшают коллекции лучших музеев современного искусства мира.

3 ЛЮСТРА SKYGARDEN ДЛЯ FLOS

Внутреннюю поверхность люстры Skygarden украшает классический лепной декор. На его создание Вандерса натолкнула старинная гипсовая розетка на потолке в его гостиной, Flos, www.flos.com

Внутреннюю поверхность люстры Skygarden украшает классический лепной декор. На его создание Вандерса натолкнула старинная гипсовая розетка на потолке в его гостиной, Flos, www.flos.com

Работы Вандерса представлены в музее Виктории и Альберта в Лондоне, музее декоративного искусства в Копенгагене, MoMA в Нью-Йорке, музее современного искусства в Сан-Франциско и других. Многие проекты маэстро отмечены престижными международными наградами за дизайн.

4 МЕБЕЛЬ ИЗ КОЛЛЕКЦИИ NOMADES ДЛЯ LOUIS VUITTON

Кресло, ширма и шезлонг из коллекции Nomades, Louis Vuitton, www.louisvuitton.com

Кресло, ширма и шезлонг из коллекции Nomades, Louis Vuitton, www.louisvuitton.com

 

ЛЮДВИГ МИС ВАН ДЕР РОЭ — LUDWIG MIES VAN DER ROHE

Людвиг Мис ван дер Роэ появился на свет 27.03.1886 года в древнем культурном центре Германии Аахене. Любовь к строительству, присущую юному Людвигу, можно считать заслугой отца, который был хозяином магазина по продаже камня. В 15 лет сын начал помогать местному архитектору. Его работа заключалась в создании чертежей штукатурной отделки. Через несколько лет юноша уехал в столицу Германии, где устроился в подмастерья к известному в то время архитектору, занимающемуся интерьерами — Бруно Паулю.

В 22 года он стал работать у Петера Беренса. Этот этап карьеры принес ему огромный опыт. Достаточно отметить тот факт, что Людвиг контролировал ход строительных работ немецкого посольства в Петербурге. Трехлетнее обучение у Беренса сформировало неоклассическое творческое мировоззрение Мис ван дер Роэ. Были переняты и технико-промышленные идеи наставника.

В возрасте 27 лет талантливый ученик основывает собственную компанию. Первая мировая война внесла свои коррективы в развитие архитектуры. В те годы даже именитые мастера получали мало заказов. Но все изменилось в 1919 году. Людвиг Мис ван дер Роэ создал ряд экспериментальных проектов. Это были высотные здания из стекла и бетона. Амбициозный архитектор искал способы создания новой конструктивной единицы. В то же время он старался подчеркнуть природные свойства стекла.

В 1923 году Мис ван дер Роэ создает проекты домов из кирпича и железобетона. Их смело можно назвать инновационными, потому что здания стали воплощением новой архитектурной концепции. Революционной стала идейная роль стены. Она перестала быть подчиненной частью домовой коробки. Ее вывели за рамки внутреннего периметра, соединив с внешней средой. Вместо обособленных окон использованы участки тотального остекления, которые эффектно контрастировали с глухой поверхностью фасада. Функциональная часть проекта предполагала деление на жилую и хозяйственную зоны. В скором времени этот же принцип взяли на вооружение многие другие архитекторы. В отличие от Ле корбюзье, подчинявшего функцию форме здания, Мис ван де Роэ, напротив, первоочередной считает функциональное назначение, которое и диктует форму его проектов.

В 20-е годы прошлого века Людвиг Мис ван дер Роэ сотрудничает с самыми прогрессивными немецкими архитекторами. Он проектирует памятники (в их числе памятник Розе Люксембург) и выставочные павильоны. В 1927 году в рамках выставки в Штутгарте, которая проходила под его началом, архитектор создает жилое здание со стальным каркасом и с трансформируемым внутренним пространством. Проект стал прототипом домов, которые широко распространились в последующее десятилетие.

Новая концепция жилого строительства, заданная Мис ван дер Роэ, была реализована в 1930 году. Заказчиком стал Тугендхат, который поручил архитектору создать дом в Брэнне. Ван дер Роэ соорудил здание на откосе, использовав интересный прием комбинации материалов и плоскостей. С функциональной точки зрения дом выполнен безупречно. Людвигу удалось грамотно обыграть местоположение и собственные идейные установки. Здание получило четыре функциональные зоны вместо множества неактуальных мелких помещений. Дом Тугендхата стал ведущим примером современного дома того времени, достойным подражания. Он объединил в себе идеальные пропорции, гармонию внутреннего и наружного пространства, был превосходно вписан в рельеф местности и окружающую среду.

В те же 30-е года Людвиг Мис ван дер Роэ был главой Баухауза. Из-за деятельности нацистов работу школы пришлось остановить, а в 1937 году архитектор уезжает в Штаты. На американском континенте немец быстро настраивается на рабочий лад. Уже спустя год после эмиграции он возглавляет архитектурную школу в Иллинойсе. Ему же было поручено строительство корпуса местного института.

Задача стояла непростая — из обезличенных заводских профилей нужно было создать нечто яркое, концептуальное, в духе свежего мировоззрения ван дер Роэ. И он нашел способ решить этот вопрос. В результате здание Иллинойсского технологического института стало иллюстрацией творческого мировоззрения архитектора, вершиной его карьеры. Так появился узнаваемый цельный параллелепипед с выведенным наружу каркасом.

Американский период карьеры Мис ван дер Роэ ассоциируется с многочисленными небоскребами. Он проектировал для Чикаго и Нью-Йорка, создавая узнаваемые сегодня образы городов. Но пусть внешняя простота зданий не вводит вас в заблуждение. Это иллюзия, которая потребовала немало функциональных уступок и использования сложных конструктивных решений.

Многоэтажное жилое строительство в Иллинойсе тесно связано с темой стекла, поднятой Людвигом Мис ван дер Роэ еще на заре карьеры. И если тогда, в начале 20-х годов, многие идеи были невоплотимыми из-за несовершенства технологической базы, то в 40-е годы XX века мечты стали реальностью. Доминантной оказалась идея выразительности формы: «чем меньше, тем лучше».

Вплоть до начала 60-х годов архитектор задавал модные тенденции в американской архитектуре, проектировал для многих городов мира. Но затем его направление начало утрачивать актуальность. Последней работой ван дер Роэ стал Музей современного искусства в ФРГ, построенный за год до смерти автора.

Людвиг Мис ван дер Роэ умер летом 1969 года в Иллинойсе.

Riehl House, Потсдам, Германия (1906-1907 гг.)

Riehl House, Потсдам, Германия
(1906-1907 гг.)

Esters House, Крефельд, Германия (1927-1930 гг.)

Esters House, Крефельд, Германия
(1927-1930 гг.)

Lange House, Крефельд, Германия (1927-1930 гг.)

Lange House, Крефельд, Германия
(1927-1930 гг.)

Мраморное кресло Proust Алессандро Мендини

Новая глава в богатой на события истории Proust Chair началась в Милане в зоне Вентура-Ламбрате, где открылась выставка Solid Senses – итальянцы Алессандро МендиниСтефано БоэриСтефано Джованнони и Паоло Юлиан придумали по одному объекту для компании Robot City, которая из собственного каррарского мрамора создает произведения искусства.

Точную копию легендарного кресла по проекту Алессандро Мендини на фабрике высекли из цельного куска белого с прожилками мрамора весом в 40 тонн. Нескучная классика самого главного в итальянском дизайне человека благодаря выбору не самого обычного материала выглядит немного сюрреалистично, да и сидеть в нем не слишком комфортно. Но на этот раз это и не было задачей партнеров, которые фактически возвели культовое кресло в разряд памятников.

Оригинальное кресло архитектор, арт-критик, историк и теоретик дизайна придумал в 1978 году для дворца Палаццо деи Диаманти в Ферраре, и оно сразу стало символом постмодернизма в итальянском дизайне.

Классическое барочное кресло Алессандро Мендини обтянул тканью с принтом, которую маэстро придумал сам, находясь под впечатлением от живописи французского пуантилиста Поля Синьяка. Заодно дизайнер раскрасил яркими цветными мазками и деревянный резной каркас.

Proust Chair стало воплощением академических взглядов дизайнера на роль исторического контекста для современного дизайна. Со временем кресло стало визитной карточкой Алессандро Мендини и его самым узнаваемым объектом, поэтому дизайнер кресло неоднократно переиздавал ограниченными тиражами. И останавливаться, очевидно, не собирается.

Интервью с Алессандро Мендини

Интервью Алессандро Мендини назначил в своем ателье, расположенном на окраине Милана. Огромная студия сплошь заставлена прототипами его работ, образцами материалов и столами с компьютерами, за которыми скрючились неизменные корейские стажеры.

В первую очередь я прошу Мендини дать свою оценку прошедшего Миланского мебельного салона и сегодняшней ситуации в итальянском дизайне. Очаровательно и чуть стеснительно улыбнувшись, Мендини отвечает:

– Мне нравится, что во время iSaloni Милан на целую неделю превращается в эпицентр мировой творческой энергии и здесь возникает прекрасный хаос. А что касается итальянского дизайна, то, на мой взгляд, он стал каким-то поверхностным, связанным лишь с поиском новых материалов и технологий. В нем много логики и мало души. Я уверен, что в какой-то момент была допущена ошибка. Мы слишком легко сдались и приняли идею роскоши. И теперь для обновления дизайн должен пройти через что-то вроде моральной критики продукта. Знаю, что в моем возрасте браться за такое дело уже поздновато. Этим должны заняться вы, молодые.

Алессандро Мендини успел поработать в качестве главного редактора в журналах Casabella (1970–1976), Modo (1977–1980) и Domus (1980–1985). Из всех трех Modo был единственным журналом, организованным самим Мендини. В нем писали только о ­современном дизайне.

Алессандро Мендини успел поработать в качестве главного редактора в журналах Casabella (1970–1976), Modo (1977–1980) и Domus (1980–1985). Из всех трех Modo был единственным журналом, организованным самим Мендини. В нем писали только о ­современном дизайне.

Тут Мендини разводит руками. Я делаю предположение, что, возможно, этот процесс должен быть сродни эстетическому шоку, который случился на волне наступления минимализма после “золотых” 1980-х. Мендини соглашается:

– Да, что-то такое же по силе, но связанное не с формой и стилем, а с сущностью. И главное – что-то более человечное, ведь теперь мир гораздо жестче, чем раньше.

Интерьер публичной библиотеки в Ловере (Ломбардия), 2009.

Интерьер публичной библиотеки в Ловере (Ломбардия), 2009.

Сегодня многие архитекторы жалуются, что у них мало заказов, поэтому мне интересно, как обстоят дела у Мендини:

– Все всегда идет периодами. Сейчас я занимаюсь строительством двух частных домов и вдобавок курирую крупный проект Milan Design City в Сеуле. Там будет выставочный комплекс, музей дизайна, школа театра Ла Скала, консерватория. Вот такое неожиданное развитие Милана в другой части мира. И там верят, что итальянский дизайн – это сила. Только мы сами не верим.

Проект Триеннале, Инчхон (Корея), 2008.

Проект Триеннале, Инчхон (Корея), 2008.

Я расспрашиваю, почему интерьерных проектов в его практике было гораздо меньше, чем предметного дизайна?

– Действительно, интерьеров я проектировал не так уж много, но все равно считаю эту работу очень важной для себя. Любой интерьер состоит из комнат, а каждая комната – психологическое пространство, тесно связанное с человеком. Между ним и наполнением этого пространства должна обязательно возникать симпатия. К этому я стремился и тогда, когда оформлял отель Byblos Casa в Вероне. Там удалось создать абсолютно волшебную атмосферу, которую чувствуют даже те, кто приезжает всего на пару дней.

Сад Пьеро Форназетти

Многие свои знаменитые объекты дизайнер Пьеро Форназетти придумал, сидя в тени абрикосового дерева у своего дома. «С тех пор в саду многое изменилось, но он по-прежнему вдохновляет», — рассказывает сын Пьеро, Барнаба

Barnaba Fornasetti garden. Milan. Italy

Этот сад в пригороде Милана — маленький уединенный мир, благоухающий сотней ароматов, полный цветов и зелени, среди которых обнаруживаются оригинальные творения Пьеро Форназетти (Piero Fornasetti, 1913–1988): глиняная собачка, вазоны в виде сосновых шишек или белая кованая мебель с симпатичными завитушками. «Сад создали еще мои бабушка с дедушкой, когда построили этот дом, — рассказывает Барнаба Форназетти (Barnaba Fornasetti). — Сначала это был классический фруктовый сад, но потом, в пятидесятых, отец полностью его переделал. Он создал строгую, упорядоченную композицию с клумбами и дорожками, выложенными из камня. В центре на песке росла гигантская плакучая ива, под которой я играл совсем ребенком. Сегодня здесь растет всего понемногу.

Барнаба Форназетти и его Rover 1959 года по имени Olivia.

Барнаба Форназетти и его Rover 1959 года по имени Olivia.

Летом в саду цветут гортензии.

Летом в саду цветут гортензии.

Вид сада. Ваза в виде шишки — работа Пьеро Форназетти.

Вид сада. Ваза в виде шишки — работа Пьеро Форназетти.

С помощью ландшафтного дизайнера Фабио (он известен как Фабио Садовник) мне удалось создать сад непрерывного цветения. Первыми появляются форзиции, потом крокусы, гиацинты, нарциссы, посаженные моей мамой, потом наступает время фруктовых деревьев, азалий, глициний, ирисов, пионов. Но самая красота — летом, когда наступает пора гортензий». «Барнаба ценит простоту, и в последние годы мы стали сажать цветы, которые давно вышли из моды: колеус, алтею, бегонию, сцеволу, настурции, — подхватывает Фабио. — Осенью мы сажаем черный морозник и разные виды нарциссов, сцилл, гиацинтов, которые первыми распустятся весной». Приходится бороться с тенью.

 

МАРИО БЕЛЛИНИ — MARIO BELLINI

Марио Беллини родился в 1935 году в Милане, где и окончил Миланский политехнический университет в 1959 году. По завершении архитектурного образования (1959) начинает работать в сфере дизайна. В 1973 г. — открывает дизайнерскую и архитектурную студию «Студия Беллини» в Милане. Его компания предлагает широкий спектр услуг – от архитектурных проектов до оформления выставок. С 1963 года руководит отделом дизайна фирмы Оливетти.
Марио Беллини — автор нескольких десятков моделей электронной конторской техники, имевших неизменный успех на национальном и мировом рынке. Именно с дизайна разнообразной конторской техники и началась слава Марио Беллини. За время сотрудничества с Olivetti (вначале — как штатный дизайнер, а позже как постоянный ведущий консультант) Беллини спроектировал несколько десятков моделей электронной конторской техники. До прихода Марио Беллини на фирму, политика Olivetti строилась на временном сотрудничестве с дизайнерами: от проекта к проекту. Белинни смог построить крепкое ядро, которое притягивало лучшие дизайнерские силы. Из знаменитых работ Марио Беллини можно отметить калькулятор «Divisummal» с непрерывной, гибкой, резиноподобной клавиатурой. А также калькулятор «Programma 1a»; портативные пишущие машинки «Леттера-25», «Леттера-10»; дисплей-терминал «TVC-250», автоматический проигрыватель для Minerva.
Кроме того М. Беллини поработал и на ниве автомобильного дизайна. В 1972 году он представил концептуальный проект дома на колесах «Kar-a-Sutra», а в 1977 создал салон одной из моделей автоконцерна «Фиат».
С неменьшим энтузиазмом М. Беллини занимался дизайном мебели и светильников. Стулья стали второй профессиональной «любовью» Беллини. Первые стулья он создавал для C&B и Cassina. Его стул «Amanta» (1966) — представляет собой простую, L-образной формы подушку на стекловолоконной рамке, а более поздние стул «Таxi» и диван (1976, 1982) имели сменные кожаные покрытия. Классикой дизайна стали следующие работы Марио Беллини: серия мебели ,»Cab» (основа стула представляет собой простой каркас из металлических трубок, поверх которого с помощью застежки «молния» накладывается кожаное «седло») для Кассины (1977), стол «Коллонато», гамма мягкой мебели «Le Bambole» для B&B (1972), кресло «932/2» (1965) — редизайн «Гран Комфорт» Ле Корбюзье. В 70-е годы Беллини активно сотрудничает с фирмой «Маркатре». Ему удается создать электронно-мебельный симбиоз в проекте «Планета офис» — комплексной системе конторской мебели и конторского оборудования. Одной из вершин карьеры Беллини можно считать его сотрудничество со знаменитым мебельным концерном Vitra. И хотя офисное оборудование уже давно было «коньком» дизайнера, именно тогда мастер столкнулся с новой для себя темой — «стул для офиса». Беллини в соавторстве с Дитером Тилем создает три модели: «Persona», «Figure» и «Imago». В них совместились мастерство Марио, как мебельного дизайнера и его опыт работы с механизмами. Напичканные разнообразной техникой стулья остались весьма удобны и эстетически привлекательны. Успех первых офисных стульев предопределил дальнейшее развитие офисной линии Vitra. В соответствии с тенденциями в этой области, Vitra стремится создавать не столько предметы офисной обстановки, сколько единую офисную среду. Образцом такой офисной среды стала, разработанная Беллини в 1988 году, серия «Metropol». Эта серия основана на четком функциональном разделении пространства офиса: рабочее место больше не статично и может изменяться согласно индивидуальным запросам. Возможности комбинаторики всех элементов просто безграничны: кроме обычной одноуровневой стыковки используются соединения на разных уровнях. Техническое оборудование и документы могут располагаться над главным столом на дополнительных рабочих поверхностях или под ним в специальных подвижных контейнерах-тумбах, оставляя таким образом рабочее пространство свободным.
Кроме своей непосредственной работы Беллини занимается преподавательской и общественной деятельностью: с 1969 по 1971 Марио Беллини – вице-президент Ассоциации промышленного дизайна (ADI) с 1982 по 83 гг. — преподает в Колледже Прикладных Искусств в Вене, с 1983 по 85 гг. преподавает в Domus Академии в Милане. С 1986 по 1991 год Марио Беллини возглавляет «Domus», авторитетнейший итальянский журнал в области дизайна. Он читает спецкурсы по дизайну в академии «Domus», в других вузах Италии, в Королевском Колледже искусств в Лондоне.
Своим творчеством Белини показал, что он всегда принципиально остается в рамках профессии, оправдывая свою репутацию «великого профессионала». Марио Беллини является лауреатом многочисленных национальных и международных премий, в т.ч. «Золотого циркуля». Многие его работы находятся в постоянной экспозиции Музея Современного Искусства (MOMA) в Нью-Йорке.

Техническая коммерческая средняя школа "Rolando da Piazzola". Пьяццола-суль-Брента (Падуя), Италия.  (1978 - 1987 гг.)

Техническая коммерческая средняя школа «Rolando da Piazzola».
Пьяццола-суль-Брента (Падуя), Италия.
(1978 — 1987 гг.)

Офисный и промышленный комплекс PL3-PL4. Милан, Италия. (1984 - 1988 гг.)

Офисный и промышленный комплекс PL3-PL4.
Милан, Италия.
(1984 — 1988 гг.)

Конгресс-центр "Villa Erba". Черноббьо (Комо), Италия. (1986 - 1990 гг.)

Конгресс-центр «Villa Erba».
Черноббьо (Комо), Италия.
(1986 — 1990 гг.)

РЕМ КОЛХАС — REM KOOLHAAS

Рем Колхас появился на свет в нелегкое для Европы время, 17.11.1944 года. Бушевала Вторая Мировая война. Родной город Роттердам был разрушен немецкой армией. Вместе с отцом мальчик уехал в Индонезию, что сильно отразилось на его мировоззрении. Резкий контраст между серыми развалинами родного города и буйством тропической зелени, между красотой и уродством, незаконченным и совершенным впоследствии найдет отражение в проектах Колхаса.

По возвращении на родину Рем сотрудничает с газетами и даже работает в киноиндустрии (пишет сценарии). Но к 24 годам литературный труд надоедает Колхасу, и он решает посвятить себя архитектуре. Сначала молодой человек 4 года обучается в Лондоне, а затем уезжает в Штаты, где продолжает получать профильное образование.

В 1975 году он открывает в Нью-Йорке собственную компанию с аббревиатурой ОМА. Количество заказов постепенно увеличивается, причем большая часть приходит из Роттердама. Туда же в скором времени переезжает главный офис ОМА. На американской земле остается филиал.

Колхас называет архитектуру довольно опустошающим занятием, потому что работа над проектом потребляет колоссальное количество творческой энергии. При таком раскладе у мастера не остается сил на знакомство с новыми возможностями индустрии. Именно поэтому он высоко ценит знания и в конце прошлого века создал организацию АМО. Это виртуальная площадка для теоретических проектов, исследования актуальных культурных феноменов, влияющих на жизнь общества.

На счету Рема Колхаса множество международных и национальных наград, в том числе престижная премия имени Притцкера. Преподает в Гарварде.

Нидерландский театр танца. Гаага, Нидерланды.  (1987 г.)

Нидерландский театр танца.
Гаага, Нидерланды.
(1987 г.)

Вилла Dall'Ava.  Париж, Франция.  (1991 г.)

Вилла Dall’Ava.
Париж, Франция.
(1991 г.)

Educatorium. Кампус университета Утрехта. Утрехт, Нидерланды.  (1997 г.)

Educatorium. Кампус университета Утрехта.
Утрехт, Нидерланды.
(1997 г.)